ОСНОВЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ В СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПУТИ ЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ.

Научные работы

В статье рассматриваются основы профессиональной этики в судебно-экспертной деятельности, ее развитие и совершенствование с учетом анализа федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», проекта закона «О судебно-экспертной деятельности в РФ», а также предлагается определенный подход к систематизации этических норм. Излагаются аспекты понимания термина «профессиональная этика судебного эксперта». Анализируются стороны судебно-экспертной деятельности, требующие урегулирования с этической точки зрения, а именно: производство судебных экспертиз, взаимодействие судебного эксперта с другими участниками судопроизводства, устное выступление эксперта в ходе проведения предварительного следствия, а также в суде. Предлагается включение принципа соблюдения профессиональной этики в законодательство о судебно-экспертной деятельности, а также принципа добросовестности эксперта при производстве экспертиз. В качестве направления унификации нравственно-этических норм представляется возможным создание четко структурированного Кодекса профессиональной этики судебного эксперта.
Существование и генезис профессиональной этики являются признаком развития общества в целом и гражданского общества в частности, поскольку этические стандарты поведения разрабатываются и вводятся в действие не государством, а отдельными представителями конкретной профессии.
С нашей точки зрения, достаточно актуальным является вопрос, связанный с развитием и совершенствованием профессиональной этики в судебно-экспертной деятельности, а также систематизацией существующих этических норм в данном виде профессиональной, а именно юридической этики: «Актуализация профессиональной этики вызвана не только особым значением ее воспитательной функции, но и необходимостью расширения роли моральных стимулов в выполнении профессиональных обязанностей».
Совершенно правомерно утверждать, что экспертная этика является разновидностью юридической этики хотя бы потому, что судебный эксперт — представитель юридического сообщества. Если быть точнее, то квалификация «судебный эксперт» относится к укрупненной группе специальностей «Юриспруденция», что подтверждается приказом Минобрнауки России от 12 сентября 2013 г. № 1061 «Об утверждении перечней специальностей и направлений подготовки высшего образования».
Юридическую этику принято классифицировать на отдельные (самостоятельные) подвиды, поскольку каждый из них обладает определенной спецификой.
Профессиональная этика детерминирована особенностями отдельных профессий, корпоративными интересами, профессиональной культурой. Люди, выполняющие схожие профессиональные функции, вырабатывают специфические правила. В любой профессии есть свои нравственные проблемы, однако среди всех профессий можно выделить группу таких, в которых они возникают особенно часто и поэтому требуют повышенного внимания к нравственной стороне выполняемых функций.
Так, сегодня достаточно развитыми и объединенными в своего рода единые системы считаются следующие разновидности юридической этики:
— судейская этика;
— этика адвоката;
— этика нотариуса;
— этика федеральных государственных служащих Следственного комитета РФ;
— этика сотрудника органов внутренних дел;
— этика прокурорского работника.
Профессиональную этику можно трактовать в нескольких аспектах, раскроем основные из них:
во-первых, как совокупность определенных моральных норм должного поведения представителей отдельной профессии; «моральные нормы требуют от эксперта корректности, вежливости и сдержанности в отношениях со следователем, судьей, честности в признании допущенных ошибок и твердой уверенности в достоверности своих выводов. Принципиальность его выражается в независимости выводов от мнения заинтересованных лиц, материалов уголовного дела, личности преступника, потерпевшего»;
во-вторых, как область научного знания о профессиональной морали — совокупности идеалов и ценностей, идей о должном, этических принципов и норм поведения, отражающих сущность профессии и обеспечивающих отношения между людьми, складывающиеся в процессе труда и вытекающие из содержания их профессиональной деятельности; роль этики как науки велика, поскольку она должна изучать нравственное состояние общества, выявлять причины, вызвавшие это состояние, предлагать решения, которые помогли бы улучшить моральные ориентиры общества;
в-третьих, как учебную дисциплину, предметом которой является изучение профессиональной этики в качестве совокупности определенных моральных норм должного поведения представителей отдельной профессии и науки;
в-четвертых, как этическое поведение отдельного лица (сотрудника, работника) в процессе трудовой деятельности.
Представляется, что степень овладения конкретным экспертом профессионально-этическими нормами и стандартами зависит от воспитания, личностных качеств, в том числе ответственности, долга и чести, а также определяется особенностями образования, трудового коллектива и т. д. Данные факторы целесообразно объединить в две группы:
— комплекс этических представлений, норм, оценок, зависящих от воспитания; представление о том, что такое добро и зло, т. е. собственное представление об этике;
— нормы и стандарты, обусловленные профессиональной деятельностью: правила внутреннего распорядка организации, корпоративный этический кодекс, устные указания руководства, а также психологический климат в коллективе.
В юридической сфере в целом, в том числе в судебно-экспертной, этика играет особую роль, так как в конечном счете данный вид деятельности направлена на решение глобальных проблем, к примеру, политических или экономических, а проблем, затрагивающих личностные и имущественные интересы.
По мнению одного из исследователей в области профессиональной этики, «особенности профессиональной деятельности юриста существенно затрагивают права и интересы людей, в связи с этим требуют особенной характеристики» [4].
В развитие профессиональной этики судебного эксперта как вида юридической этики большой вклад внесли такие выдающиеся ученые, как Л. Е. Ароцкер, Р. С. Белкин, А. И. Винберг, А. М. Зинин, Н. П. Майлис и др. Научный интерес объясняется тем, что в судебно-экспертной деятельности существуют свои этические проблемы, которые требуют обдуманного и последовательного решения: «Говорить об этических основах экспертной деятельности одновременно просто и сложно. Просто — потому что достаточно перечислить основные заповеди о чести, совести, долге, добросовестности, и станут очевидны критерии поведения эксперта. Однако огромную сложность представляет применение абстрактных лозунгов в конкретной, каждодневной работе».
Далее предлагается рассмотреть аспекты профессиональной деятельности судебного эксперта, требующие урегулирования с этической точки зрения, а также направления унификации указанных этических норм.
Согласно судебной экспертологии компетенция эксперта может рассматриваться в двух аспектах [6, с. 131]. Профессиональная компетенция судебного эксперта включает в себя, во-первых, конкретные для отдельного эксперта специальные знания, которые он применяет при производстве экспертизы, во-вторых, процессуально-правовые знания и требования, поскольку судебный эксперт является участником судопроизводства (ст. 79 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, ст. 55 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ, ст. 49 Кодекса административного судопроизводства (КАС) РФ, ст. 57 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, ст. 25.9 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) РФ), кроме того, на наш взгляд, допустимо выделить третий элемент, касающийся знания и обязательного соблюдения экспертом норм профессиональной этики.
В связи с этим нельзя не согласиться с профессором Р. С. Белкиным, утверждающим, что «экспертная этика — реализация нравственных норм общей морали и правил поведения во всех областях экспертной профессиональной деятельности: процессуальной, организационной, производственной, коммуникативной».
Последней составляющей компетенции судебного эксперта, т. е. этической стороне профессии, как правило, уделяется меньшее внимание, несмотря на то что значение соблюдения этических норм весьма велико. Более того, регулятором данных норм является совесть эксперта, т. е. категория субъективная, а также общественное мнение, не санкционируемое государством. Ввиду этого назревает необходимость облечения этических норм в материальную форму в целях доведения их до общего сведения экспертов.
Следует отметить, что существует тесная связь правовых и этических норм, поскольку ряд этических норм закреплен в нормативных правовых актах. Анализ федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности» (ФЗ ГСЭД) показывает, что ряд правовых норм имеет, в том числе, и нравственно-этическое содержание, например принципы независимости судебного эксперта и объективности исследования.
Как известно, «этика и право исторически развивались параллельно и продолжают сохранять между собой тесную связь, будучи неотделимы друг от друга. Вот почему вопросы этики должны рассматриваться не изолированно от аспектов права, а в едином контексте с государственно-правовыми, социально-политическими и экономическими вопросами как неотъемлемая составляющая процесса общественного развития и совершенствования».
Согласно ст. 16 ФЗ ГСЭД в обязанности эксперта в числе прочего входит неразглашение сведений, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведений, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну; не сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших; эксперт не вправе вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела.
В статье 6 принятого в первом чтении Государственной Думой ФС РФ законопроекта «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Проект) законодатель в числе прочих принципов судебно-экспертной деятельности выделяет принцип соблюдения профессиональной этики судебного эксперта. Статья 11 Проекта предписывает эксперту обязанность соблюдать этические нормы, правила профессионального поведения и взаимоотношений экспертов для добросовестного выполнения своих обязанностей.
Весьма спорно дифференцировать принцип соблюдения этических норм и принципы независимости и объективности, поскольку два последних являются разновидностью этических норм. Так, под независимостью рядом авторов понимается категория бытия и познания, означающая наличие у объектов и систем собственного начала, не определяемого их внешним окружением и не зависящего от бытия других объектов и систем.
При этом в Проекте не определено, что относится к этическим нормам, правилам профессионального поведения и взаимоотношений экспертов, но в то же время на эксперта возложена обязанность их соблюдения, в случае неисполнения которой могут возникнуть неблагоприятные последствия.
Таким образом, возможен вывод, что указанные нормы и правила поведения будут оцениваться исходя из содержания конкретной жизненной ситуации, а при решении вопроса об их несоблюдении будут учитываться отдельные обстоятельства. Имеющиеся установленные этические нормы в конкретной судебно-экспертной организации также будут приниматься во внимание, но, однако это лишь частные случаи.
Любой принцип, установленный в законе, обладает определенной степенью абстракции, но, как правило, дается определение, что понимается под ним. Так, согласно ст. 7 ФЗ ГСЭД независимый эксперт — тот, кто не находится в какой- либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Такой эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями.
Тем самым можно заключить, что значение принципа соблюдения профессиональной этики, установленного в Проекте, не раскрыто. Однако, на наш взгляд, в профессии судебного эксперта важно четко установить этические нормы, касающиеся ряда аспектов его деятельности.
Главной составляющей деятельности судебного эксперта является производство экспертиз. Отметим, что в данный момент в отношении этого аспекта имеется этическое урегулирование, проявляющееся в закрепленных в ст. 4 ФЗ О ГСЭД принципах, если исходить из того, что данные основополагающие начала на¬полнены нравственно-этическим содержанием. Вместе с тем принципы судебноэкспертной деятельности закреплены и в рассматриваемом нами статье.
При этом в соответствии со ст. 4 ФЗ ГСЭД эксперт проводит исследования с использованием современных достижений науки и техники, однако в ст. 6 Проекта указано, что одним из принципов судебно-экспертной деятельности является научно обоснованное использование при проведении судебно-экспертных исследований научно-технических средств и методических материалов. Таким образом, в Проекте законодателем была изменена формулировка принципа, которая является более содержательной и обоснованной.
На наш взгляд, в ст. 6 Проекта необходимо включить принцип добросовестности эксперта при производстве судебных экспертиз.
Следует также уделять внимание этическому аспекту, касающемуся взаимодействия судебного эксперта с другими участниками судопроизводства, руководителем судебно-экспертного учреждения (организации), другими экспертами. В частности, при работе в комиссии могут возникнуть конфликтные ситуации между экспертами, обусловленные разными причинами, например при выборе той или иной методики для проведения исследования в силу разности возраста экспертов-членов комиссии, особенностей профессиональной подготовки: «Объе-динение экспертов одной специальности для производства однородной комиссионной экспертизы или экспертов разных специальностей для производства комплексных экспертиз порождает определенные коммуникативные трудности».
Кроме того, не стоит забывать, что если судебный эксперт является участником уголовного судопроизводства, то он может быть допрошен в соответствии со ст. 205 УПК РФ. Если же он участвует в гражданском или административном процессах, то в его обязанности входит явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведением исследования и данным им заключением (ст. 85 ГПК РФ, ст. 55 АПК РФ, ст. 49 КАС РФ, ст. 25.9 КоАП РФ). В любом случае эксперту в ходе устного выступления следует быть максимально корректным, проявлять уважение к суду и другим участникам судопроизводства.
Отсюда назревает необходимость правового закрепления этических норм, регулирующих указанные стороны профессиональной деятельности судебного эксперта.
Сегодня для многих профессий разработаны кодексы профессиональной этики: Кодекс судейской этики, утвержденный Всероссийским съездом судей; Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый Первым Всероссийским съездом адвокатов; Кодекс этики и служебного поведения федеральных государственных служащих Следственного комитета РФ, утвержденный Следственным комитетом РФ и другие кодифицированные, а также несистематизированные акты.
При характеристике сущности любого кодекса профессиональной этики в литературе отмечается, что он представляет собой кодифицированный нормативный акт, принятый определенным профессиональным сообществом, в систематизированном виде содержащий обязательные для исполнения нравственно-этические предписания, регламентирующие профессиональное поведение.
Поскольку кодекс профессиональной этики принимается представителями конкретной профессии, необходимо решить, каким образом будет формироваться и действовать представительный орган судебно-экспертного сообщества, на который можно возложить разработку этического кодекса. Далее следует определить механизм принятия данного кодекса.
В заключение отметим, что, по нашему мнению, Кодекс профессиональной этики судебного эксперта должен структурно состоять из преамбулы; этических принципов производства судебных экспертиз; этических правил взаимодействия судебного эксперта с другими участниками судопроизводства, руководителем судебно-экспертного учреждения (организации), с другими экспертами; этических стандартов устного выступления судебного эксперта.

Добавить комментарий